gaalqaha (gaalqaha) wrote in ru_money,
gaalqaha
gaalqaha
ru_money

Онлайн-консультант - нужен?

Рыл сеть на тему того, как повысить продажи. При том, что посещаемость уже повышена выше некуда, а продажи все равно не на том уровне, на каком хотелось. Среди прочих более-менее заурядных советов попался один, в котором речь идет о сервисах онлайн-консультации, которые устанвливаются на сайт (сайты) и через которые с помощью чата, звонка и прочего можно связаться с оператором, запросить звонок менеджера и многое прочее. Что такое этот сервис, в реальности, кто-то может рассказать? Есть ли от него толк и даже если есть - вполне ли окупается стоимость такого сервиса? Спасибо.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 3 comments
14 августа 1917 года, в праздничный день Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня и Празднество Всемилостивому Спасу и Пресвятой Богородице, именуемого в народе Медовым Спасом, открылся Поместный Собор 1917 года. Утренняя служба с возможностью допущения и мирян, и клира происходила, конечно же, в крупнейшем храме Санкт-Петербурга Исакииевском Соборе. Арсений Стадницкий, будучи организатором и попечителем Организационных вопросов Собора, был очень обеспокоен вопросами безопасности при богослужении. На выходе он поставил несколько иноков, которые осматривали мирян и их одежду, объясняя при этом, что на митрополита было совершенно несколько нападений, посему церковь так и строга. И миряне, и клирики были снисходительны и понимающи к этой процедуре, вели себя спокойно и безропотно. Хотя, возможно, тому способствовало и благодатное солнечное утро, и ранность утренней службы, и спокойствие благодатного праздничного настроя.
Как бы то ни было, но к 6 утра все миряне и клирики благополучно вошли в Исаакиевский собор и началась утренняя служба Празднества Всемилостивого Спаса Поместного Собора. Как и в иных храмах, и миряне, и клир во множестве принесли в тот день Церкви дары. Стол перед аналоем был уставлен медами, блинами, пирогами, булочками. Все это было золотистого цвета, ибо обязательно пеклось на медах, с черными крапинками мака. Алеша, как и положено, не вкусивший и маковой росинки перед заутреней да еще такой для него волнительной, с изумлением смотрел на все это благолепие. Как же люди держат пост, когда столько всяких вкусных лакомств приносят из дома? Хотя может для того и приносят лакомства из дома в церковь, чтобы не соблазняться дома? Священнослужители они ведь сильные духом, они преодолеют любое искушение и даже такие золотистые ароматные булочки. Задумав спросить митрополита, Алеша посмотрел на него и не решился. Серьезным и строгим был лик митрополита Владимира. Не сводил он глаз с праздничного и сияющего облачения самого богатого храма России и тяжелые мысли одолевали его.
"В столь светлый праздник хотел бы я обратиться к Вам, соборяне. В день изнесения Честных Древ Животворящего Креста Господня и Праздника Всемилостивого Спаса хотел бы я вопросить: разве не обходился Господь Бог Наш и сын его Иисус Христос только крестом своим и тяготами своими? Разве нужны церкви столь богатые дары и неуемные украшения? Разве не обойдемся мы в простоте своей, как и братья наши католики? Врази многие напали на церковь. Предстоит нам защищать стены свои лишь потому что они украшены праведными дарами. Предстоит нам решить, что делать с богатыми дарами, принесенными миром церкви, ибо должно было обернуться золоту Древом Креста, чтобы украсить стены Дома Божия и оно обернулось. И знали мы, что "и освящающий и освящаемые, все - от Единого", но идут иные времена ибо не удалось сильнейшему из нас "смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола". От нечестных рук, стремящихся к золоту, а не к Честному Древу Животворящего Креста Господня, пострадал наш помазанный государь Николай Александрович и не восстало общество, не изгнало богопротивцев из домов своих. Предстоит Собору решить, что делать с миром и как водворить на место императорский престол. Вот предо мной два дара. Дар Государя - ярлык на казну и дар Божий - дите Всемилостиво спасенное из жерла смерти. Ныне предстоит нам решить, как поступить и как объединить эти два величайших дара и сделать это так, чтобы не стыдились называть мы друг друга братиями, объединенными словами Апостола Павла, выбранными Церковью для молитвы на день Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня. Сейчас же приступим к освящению вод и мостов и проведем наш Крестный ход да очистим город от скверны".
С этими словами наравились соборяне, ведомые митрополитом Киевским и Галицким и маленьким Алешей, в Крестный ход по Санкт-Петербургу, как водится предстояло им освятить Неву и основные мосты в день освящения вод. Путь их лежал и по набережным, где санкт-петербуржцы с радостью кланялись Праздничному шествию, и приветствовали Соборян, и мимо Зимнего дворца. Здесь для многих Соборян приключилось не то чудо, не то страх Господень. Из царского дворца во множестве выглядывли обнаженные барышни, пьяные мужи да раздавались крики и летели бутылки и в шествии и в воды Невы. Крестный ход длился долго. Город-то водный и спас Мокрый. Два с половиной часа обходили город, а когда возвращаться стали и снова мимо Зимнего дворца, мимо главного присутственного места при государе, тут и снова удивились: все также крики, смех, бутылки. По распоряжению митрополита Владимира остановился Крестный ход, принялся убирать улицу. Да не тут-то было. "Убирайтесь! Мужики вонючие! Мы - дворянки! Вы нас еще учить будете! Вон пошли!" Чуть ли не в драку. Хорошо, иноки за руки девок похватали по приказу Стадницкого да обратно в дворец затолколи да не тут-то было. Керенский! Сам! Лично! За наган! И давай по толпе стрелять. В шутку, чтобы разбежались. Хорошо пьяный был. Не выдержали мужики. Побрасали хоругви да наверх. Покрутили компанию, притащили вниз да на колени поставили Керенского и перед митрополитом, и перед царевичем: "Прощения, проси!"
Ох, и бледный же был председатель Правительства Александр Федорович! И прощения испросил! И корону на царевича пообещал одеть, и приказами да постановлениями заниматься.. Народу-то много на Крестный ход собралось. Весь Петербург считай.. Удался Спас Медовый. Обрадовался митрополит: поднял народ голос, взялся за ум... глядишь и жандармерию восстановим, и власть в порядок приведем.
Ко второму Спасу, к Яблочному решил Собор все вопросы: и трех кандидатов в регенты от церкви для цесаревича избрали (самого митрополита Владимира просили да нельзя одновременно и регентом быть, и председателем Священного Синода) и вопрос о приношении даров церкви решили не пересматривать. Как-то не хочется применять привычный быт: так-то хорошо в церковь дары носить.. и на Бога посмотришь, и возблагодаришь. Откуда же булочки такие хорошие получаются? Как не от Божией Помощи. Так что беспокоится о богатстве церкви нечего, решили соборяне. Тем более уж весь мир встал за царя и церковь да Керенского с его шайкой взашей перед всеми заставили прощение просить. Чего ж боятся? Отслужили на Яблочный Спас последнюю службу да отправились по домам, рассказывать и про приношение даров, и про регентство, и про то, что скоро кино привезут про то, как собор проходил да про то, что с Керенским мир сотворил и про гибель царя-батюшки покажут. И Яблочный спас удался.
Да вот... разбойников-то оказалось миром не успокоить. В светлый праздник Всемилостивого Спаса служил митрополит Владимир в Придворном Храме Всемилостивого Спаса, что именовался и именуется Спасом-на-Крови. В храме, построенном волею Николая Александровича по задумке отца. В любимом храме Николая Александровича... служил митрополит Владимир и Алеша был ему помощником, вспоминая о батюшке. И заканчивалось уже служение, исполняли "Покаяния отверзи ми двери", плакал Алеша, вспоминал, как бывал здесь с отцом на службах .. и народу было много в храме да вдруг треснули рамы, зазвенели битые стекла с оружием, бомбами да криками ворвалась в храм банда Керенского. Сколько их было! Со всего света собрал своих друзей Александр Федорович, чтобы отомстить митрополиту за унижение перед всем миром да чтобы Петербург запомнил, что такое террор! "Когда еще мужики приедут из деревень с решением о регентстве - куй железо пока горячо! Поддавай, ребята!" - взывал Троцкий с аналоя. "Взрывай, круши, громи!" - это уже другой герой Революции, Ворошилов! Там.. в Храме Всемилостивого Спаса погибли в тот вечер и митрополит Владимир, и отец Арсений Стадницкий, и много иных иноков. Вновь чудом спасся Алеша и вновь вынес его из огня под крылом своим митрополит Сергий Страгородский да нынче с ним еще рядом были Серафим Мещеряков да Евдоким Мещерский, коим с радостью было служить царской семье да церкви после пристыжения мучителей. Они бежали из храма, а чей-то просветленный голос все еще тянул "Множества содеянных мною лютых, помышляя окаянный.."

Вот такая она в самом деле была.. Революция.
Трое осталось в живых из отцов церкви после того погрома.. И Алешу надо было спрятать.. Когда же стали приходить в Церковь пиьсма от мирян об регенте и патриархе, со слезами читали иноки: из трех выбирали четвертого - митрополита Владимира Киевского и Галицкого. Что же в ответах мирянам писать: не может - убиенный. Посмертно признали его Патриархом и выпустил об этом Указ Синода патриарх Тихон... да ему тоже лютая зима выдалась.. ну об этом в следующий раз